Крым 24 в социальных сетях


» » » "Даже кляча на скаку красива и живописна": 170 лет Николаю Самокишу

Общество

"Даже кляча на скаку красива и живописна": 170 лет Николаю Самокишу

в

Ольга Леонова, РИА Новости Крым

В 1918 году художник Николай Самокиш, энергичный, деятельный, по-военному подтянутый, объявился в Крыму. Да и как ему было не переехать сюда, на теплый юг, из ледяного и раздираемого революцией Петрограда. В Петербургской Академии художеств, где он преподавал с 1912 года, занятия практически не шли, а состояние здоровья 60-летнего художника после пребывания в окопах Русско-Японской и Первой мировой было подорвано ревматизмом. Только юг, только солнце были нужны ему. А еще рисовать. Всегда и везде.

Сын почтальона

Уроженец украинского Нежина из семьи почтальона, старший из пяти детей, Николай Самокиш знал нужду и голод, не боялся крестьянского труда. И прекрасно рисовал, что заметили еще учителя в гимназии. В детстве он очень впечатлился картинками военных действий, которыми был полон дом его деда.


"…Здесь впервые заговорило во мне желание рисовать войну, лошадей, пушки, дым и оружие…", - писал он в своих дневниках многими годами позже.

Уже в Императорской Академии художеств в период учебы за батальную картину "Возвращение войск на родину" молодой живописец получил серебряную, а за дипломную работу – тоже про войну - золотую медаль. Галеристы увидели в нем наследника Рубо и Верещагина еще в то время, когда Самокиш был студентом. И полотна студента приобрел для своей галереи коллекционер Павел Третьяков.

Через пять лет после окончания Академии, в 30 лет, Самокиш получил звание академика. Тогда же художника рекомендовали военному ведомству:

"И вот я вступил на путь иллюстрированной работы, не подозревая, как я втянусь в это дело и буду отдавать этой работе большую часть моего времени, изредка только принимаясь писать картины для выставок".

"Я не любитель парадов"

Рисовал не только военных и их обмундирование. Самокиш – автор тысяч журнальных и книжных иллюстраций. Автор рисунков к альбому по истории Украины, произведениям Пушкина и Толстого, Гоголя, украинских писателей начала ХХ века.

Богатый талант книжного декоратора и графика-анималиста раскрылся в художнике, когда Самокиша, наряду с Бакстом, Бенуа, Репиным, Васнецовым, Суриковым и другими пригласили проиллюстрировать богатейшее издание книги Н.Кутепова "Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси" в 4 томах. Именно тогда, наверное, он полюбил изображать собак и лошадей, которых за свою жизнь напишет тысячи.

"Лошадь стараюсь изображать не только с наружной стороны, но и передать ея психику, ея порыв, что самое красивое у лошади, даже кляча на скаку красива и живописна".

Заслужив славу иллюстратора, Самокиш мог бы почивать на академических лаврах, рисуя портреты генералов и парады, но это было не по его характеру: "Я не любитель парадов и ничего художественно-красивого не нахожу в этих правильно построенных колоннах…".


Весь движение, он много путешествует по экзотическим странам и рисует графику для путеводителей. А когда началась Русско-Японская война, Самокиш уезжает на фронт в качестве художника для нескольких журналов - делать зарисовки тыловой жизни и военных действий, стать летописцем этой славной страницы русской истории и разделить все тяготы солдатского быта. "Две недели я не раздевался, не менял белья и по два, по три дня не умывался: не до того было. Костюм мой износился и изорвался в тряпки. Я был не брит и не стригся уже три месяца. Сильный зуд по всему телу ясно говорил, что у меня завелись беспокойные жильцы, спутники походной жизни, и в довершение всего моя обувь была только сверху похожа на сапоги, подошв не было вовсе, а голенища от продолжительной езды верхом протерлись в местах, соприкасающихся с седлом".

Война стала его творческой лабораторией – оттуда он привез огромное количество зарисовок, акварелей, фотоснимков и коллекцию военного снаряжения. С 1911 года Николай Семенович начал преподавать в батальной мастерской Академии художеств.

Николай Семенович вводил в Академии прогрессивные методы обучения. Так, рассказывает старший научный сотрудник Симферопольского художественного музея Анна Полканова, в преподавании анималистики большим подспорьем Самокишу были фотография и кино:

"Он покадрово показывал своим студентам, как изменяются мышцы, как двигаются ноги лошади. Он вывозил их на природу, в поместья и села, чтоб они видели, как живет и движется различная живность. Он нанимал учителей фехтования для своих студентов".

И снова Самокишу бы успокоиться, окруженному учениками и почетом, но не таков наш герой. С группой учеников он делает то, что до него не делал никто – уезжает на фронты Первой мировой, чтобы писать войну с натуры.

Удивительные черно-белые кадры запечатлел для нас фотограф. На фото вековой давности за мольбертами стоят люди в военной форме и по всей выправке. Форма была одним из условий, которые поставили перед Самокишем командование для такой творческой авантюры. А авантюра удалась – с фронта группа художников привезла около 400 работ.


Всего же за долгую и насыщенную жизнь Николай Самокиш насчитал в своей творческой "коллекции" более 11 тысяч картин и графических работ, а журнальные и книжные иллюстрации так и остались без счета.

Талант на идеологическом фронте

Надеясь обрести относительное спокойствие в Крыму, Самокиш искал покоя и новых учеников, а нашел голод, нужду и реалии смены красных на белых и снова на красных. В этот очень сложный период - уже маститый живописец - он не гнушался никакой работы по специальности. Но голод 1921-1922 годов довел его до крайнего истощения. Положение Самокиша, как и многих других крымчан, было бедственным.

"Ему есть было нечего. Ни красок, ни холста, ни бумаги не было. Есть рисунки, которые нарисованы на обратной стороне фанерных ящиков, страниц из книжек", - описывает положение дел художника Анна Полканова.


В тяжелой ситуации Самокиша нашел член ЧК, художник Ян Бирзгал. Он решил, что такие живописцы молодым Советам нужны. Идея Бирзгала была простой – поставить талант художника на службу советской идеологии, использовать его имя, звания и авторитет в целях пропаганды. Деловое предложение товарища из органов товарищу художнику вылилось в большую дружбу и поддержку до конца дней, а также поспособствовало переезду Самокиша в Симферополь.

Множество картин Самокиша того времени посвящены именно боевым заслугам "красных". Он, по сути, первый певец Красной армии в советском изобразительном искусстве. Его картины полны эпоса и динамики – в соответствии с декларацией Ассоциации художников революционной России, членом которой Самокиш был: долг мастера - "художественно-документальное запечатление величайшего момента истории в его революционном порыве".

И порыв был, и долг исполнялся со всей большевистской реалистичностью.

"Бой за знамя. Атака", "Преследование врангелевцев", "В разведке" - эти и многие другие картины Самокиш написал в Крыму.

"Ваша работа – это не фотография, она должна жить, должно быть движение", - говорил он ученикам, с которыми занимался в собственной квартире с 1924 по 1930 годы. Именно эта студия на одной из улиц довоенного Симферополя стала началом для художественного училища имени Самокиша, которое до сих пор работает в Крыму и выпустило из своих мастерских немало известных живописцев.

Николай Семенович, по воспоминаниям учеников, был очень хорошим преподавателем, относился к студентам и ученикам с личным участием, его очень хорошо вспоминали и старались сотрудничать с ним всю жизнь.

"Запечатление момента истории"

В начале 30-х годов сразу три научные экспедиции приехали в крошечный на то время крымский город Красноперекопск (история – в названии!) ради тщательного изучения перекопских боев "красных" с "белыми". Битва за Перекоп - последнее крупное сражение Гражданской войны. Это была действительно талантливая операция комфронта Фрунзе. Сам Ленин назвал этот штурм одной "из самых блестящих страниц в истории Красной Армии".

В 1934 г. ЦИК СССР принял решение о создании масштабной панорамы перекопских боев по аналогии с известными Севастопольской и Бородинской панорамами. Самокиш был назначен куратором проекта группы художников. Он рвался все сделать сам. Но не разрешили - возраст: академику на тот момент было уже более 70 лет. И дали мощному старику должность главного консультанта.

"Для того, чтоб сделать диораму, работавшие над ней художники опрашивали жителей, ездили в деревни, находившиеся рядом, изучали рельеф местности. Самокиша консультировал лично Фрунзе, который возглавлял эту операцию. По сохранившимся эскизам видно, что прорабатывали не только то, во что были одеты солдаты, но и то, какой была погода в день штурма",- рассказывает Полканова.

Панорама была передвижной. Она проехала по Советскому Союзу, а во время оккупации Крыма фашистами наряду с другими экспонатами Художественного музея Симферополя погибла. Правда, часть эскизов сохранилась как в Симферополе, так и в других музеях СССР.


Параллельно с работой над диорамой Самокиш в ноябре 1934 г. приступил к картине "Переход Красной Армии через Сиваш". И сдает ее через год. На большом холсте (полтора на три метра) запечатлено историческое событие ночи с 7 на 8 ноября 1920 года. Части Красной Армии в разрывах вражеских снарядов и мин переходят вброд Сиваш, вытесняя из Крыма белогвардейцев. На переднем плане картины изображена колонна красноармейцев, они в пешем строю форсируют холодные воды соленого озера. За ними следует Красная конница. По наведенным понтонам движутся армейские обозы. Слева - командующий войсками Михаил Фрунзе, наблюдающий за движением боевых подразделений. Самокиш считал "Переход через Сиваш" лучшим своим произведением. Ясность, экспрессия, виртуозное исполнение движения животных и людей, порыв и четкие силуэты показывают эпохальность события. Это и вправду – живописная летопись молодой страны.

В 1940 году художник был награжден Орденом Красного Знамени, в 1941 он – лауреат Сталинской премии второй степени.

В ожидании "красных"

Уже достаточно пожилой Самокиш какое-то время фактически жил на два города: в 1938 его пригласили на должность руководителя батально-исторической мастерской Харьковского художественного института. Зимы он проводил в Харькове, а остальное время - в Симферополе.


"Лично знавшие его люди говорили о Николае Семеновиче в превосходной форме, все его вспоминали очень тепло, как человека с большим юмором, очень жизнерадостного, очень оптимистичного и хлебосольного. Лауреат Сталинской премии, он был непритязательным в быту и довольствовался малым. Он был очень скромным, но большим эстетом", - передает воспоминания о живописце его учеников Анна Полканова.

Художник известен, признан и уважаем. В 1940 году в честь Самокиша – прижизненно, к 80-летию – называют улицу, на которой он живет.


После очередной поездки в Харьков, в начале июня 1941 года, Самокиш вернулся в Симферополь. Великая Отечественная застала его в Крыму. Сразу же Союз советских художников Крыма активно включился в антифашистскую пропаганду. "Искусство - фронту!" - таков был девиз организации. Художники рисовали боевые агитплакаты и сатирические антифашистские рисунки, которые затем развешивали на улицах крымских городов.

Как Крым жил при немцах: рассекреченные архивы

А потом была оккупация. Немцы Самокиша не тронули. Академик и лауреат продолжил жить в своей квартире на улице своего имени, принимал тех из учеников, кто не ушел на фронт, рисовал лошадей и дворовых собак, чтобы заработать на хлеб. И очень ждал освобождения - тайком делал эскизы картины "Разгром немцев в Крыму".


Заслуженный деятель искусств РСФСР 84-летний Николай Самокиш скончался 18 января 1944 года, за несколько месяцев до освобождения Крыма Советской армией. Он был сильный старик, но его добила очень некрасивая история. Последняя супруга Наталья Добровольская, фиктивно оформившая с 86-летним Самокишем брак, в большой квартире старика устроила немецкий салон. Несколько раз в месяц в одной из комнат звучали смех, анекдоты на немецком и звон бокалов. Кроме того, так называемая супруга пыталась тайком продавать картины Николая Семеновича и его учеников. Такого предательства Самокиш пережить не мог – он перестал разговаривать и фактически объявил голодовку.

Прах баталиста покоится на одном из старых кладбищ Симферополя. На могилу приходят молодые художники – воспитанники Симферопольского художественного училища, а картины живописца украшают стены Третьяковки и Русского музея, музея Вооруженных сил и Государственного музея искусств Грузии, музея коневодства и Эрмитажа, многих других. Мастера помнят Нежин и Харьков, Одесса и Петербург, Полтава и Владивосток – большая страна, которую он изъездил в поисках искусства.

Популярное

Регистрация